13.3 C
Москва
Пятница, 21 июня, 2024

В центре внимания

Николай Патапеня. Досье

 Коттедж для генерала Патапени в Горках-2

Николай Кириллович Патапеня – первый заместитель начальника Следственного департамента МВД России, генерал-лейтенанта юстиции. Карьера Николая Патапени типична для многих российских силовиков. Родился он в Белоруссии, начал свою карьеру в органах в 1993 году на Камчатке, с должности младшего следователя к концу нулевых вырос до заместителя начальника УВД Камчатской области.

Уже на Камчатке случился первый громкий коррупционный скандал. В конце нулевых Николай Кириллович приватизировал и продал муниципальную квартиру стоимостью около сотни тысяч долларов (что на тот момент составляло неплохую сумму). Проблема оказалось в том, что за несколько лет до этого Патапеня уже получал квартиру от местного УВД. Когда в 2006 году он собирался уехать на новое место службы, Патапеня эту квартиру приватизировал и продал, однако переезд не состоялся. Тогда Замначальника УВД вновь обратился к руководству министерства с просьбой включить его в очередь на служебное жилье, однако другого жилья у камчатской милиции не оказалось. В октябре 2007-го с аналогичной просьбой Патапеня обратился к городским властям в лице мэра Петропавловска Владислава Скворцова, который пошел навстречу. Так Николай Кириллович в 2008 году переехал в трехкомнатную квартиру на ул. Чубарова. Затем с санкции мэра эта квартира была также приватизирована и продана. В связи с незаконным предоставлением муниципальной жилплощади против мэра Скворцова было возбуждено уголовное дело, которое стоило ему поста городского главы, Патапеня же вышел сухим из воды.

В декабре 2009 года Николай Патапеня пошел на повышение и уехал в Новосибирск, где до августа 2012 года был в должности начальника главного следственного управления ГУ МВД по Новосибирской области. По службе на Камчатке и в Новосибирске Патапеня обрастал полезными контактами, которые затем сохранил в Москве. Так, из Новосибирска вместе с Патапеней перебралась в Москву его коллега Елена Москаленко, получив должность начальника Управления процессуального контроля и инспектирования Следственного департамента МВД России. Также в Москве вслед за Николаем Кирилловичем оказался Виталий Гербеев, чья судьба тесно переплетается с местами службы Николая Патапени. В 2004 году Гербеев был секретарем Камчатской региональной общественной организации «Российская народно-республиканская партия», а в 2018-2022 Гербеев вместе с Геннадием Сартаковым, бывшим замначальника тыла ГУВД по Новосибирской обл. (сослуживец Патапени в период службы в Новосибирске), владели ООО «Темп», занимающейся строительством железных дорог и метро.

Знакомство с питерским «решалой» Алексеем Лысяковым

В Москву Патапеня переехал в конце 2012 года, став новым заместителем у Юрия Алексеева, на тот момент руководителя следственного департамента МВД РФ. Генерал Алексеев руководил следственным департаментом по февраль 2014 года, когда был уволен из-за межведомственных конфликтов и претензий к организации работы следствия. Патапеня же службу в следственном департаменте МВД РФ успешно продолжил в качестве врио первого замглавы СД, а затем с 2018 года – первого зам. начальника следственного департамента МВД РФ.

После отставки Алексеева в 2014 году Патапеня продолжил и налаженные контакты с экс-депутатом Госдумы и бывшим сенатором Алексеем Лысяковым, поддерживая приемы и семейные праздники, на которые ранее приглашался Алексеев. И если на крестины сына Лысякова – Федора, приглашался Алексеев, то уже на праздновании юбилея самого Алексея Лысякова в ноябре 2014 года присутствовал сам Патапеня.

Большой передел

С момента назначения сенатором от Ставропольского края в начале нулевых питерский Алексей Лысяков, помимо законотворческой деятельности, активно занимался захватом чужой собственности под видом помощи пострадавшим. Действовал Лысяков преимущественно по одной и той же схеме, предлагая попавшим в сложную ситуацию бизнесменам и их семьям административный ресурс и обещая защиту их активов.

Интересы Лысякова были сосредоточены преимущественно в Санкт-Петербурге. Началось все с первого подрядчика строительства «Зенит-Арены» – компании «Авант», принадлежавшей бывшему партнеру Лысякова по компании «Экватор» Григорию Фельдману. Когда Фельдман погиб, наследники Фельдмана попросили Лысякова помочь скрыть полученные от мэрии «Авантом» (но так и не выплаченные подрядчикам) средства. В итоге более полумиллиарда рублей бесследно исчезли, а «Авант» оказался обанкрочен. Затем Лысяков принялся за компанию «Ленстройдеталь». После внезапной смерти (смертей вокруг Лысякова вообще оказалось подозрительно много) предыдущего владельца Владимира Филиппова акции перешли его гражданской супруге Валентине Скопиной, которая обратилась к Алексею Лысякову за помощью в управлении наследством. Близкие Лысякову люди выкупили контрольный пакет предприятия и быстро его продали. На Скопину был подан иск о банкротстве, в результате которого имущества у нее не осталось совсем. Инициатором банкротства выступила некая «Демарис Холдинг Корп» с Британских Виргинских островов, связанная с Алексеем Лысяковым.

После этого в начале десятых за счет новых связей в следственном департаменте МВД РФ в лице Николая Патапени Лысяков развернулся в полную силу. Первым эпизодом сотрудничества Лысякова и Патапени стала история с ЗАО «АТФ «Фортуна», в собственности которого находился участок площадью 4 га в Санкт-Петербурге рядом с Большеохтинским мостом. Компанией владел гражданин Финляндии Владимир Рантамяки, против которого было возбуждено уголовное дело по обращению его гражданской жены, с которой Рантамяки эту собственность не поделил. Рантамяки обратился к Лысякову с просьбой решить его вопросы с правоохранителями, передав тому контроль над компанией. Однако Рантамяки объявили в федеральный розыск, вследствие чего он скрылся на территории Финляндии и там свел счеты с жизнью в конце 2012 года. На недвижимое имущество был наложен арест, однако благодаря вмешательству Николая Патапени арест был снят, уголовные дела закрыты, а Лысяков реализовал участок со значительной прибылью.

Другая история, в которой Николай Патапеня активно помог Лысякову, произошла с участием бывшего заместителем министра сельского хозяйства Георгием Сажиновым в 2015-ом году. Активы основанного Сажиновым холдинга «Нутритек» путем многократной перепродажи оказались в принадлежавшей тому же Сажинову компании «Инфаприм». «Инфаприму» и ее бенефициару грозило банкротство. Перевод собственности на связанных с Лысяковым лиц позволил этот процесс остановить, однако уголовное дело в отношении Сажинова благодаря вмешательству Патапени было продолжено. Вследствие этого Сажинов остался ни с чем и был вынужден скрываться в Киеве, а Лысяков же оказался одним из ключевых акционеров «Инфаприма».

Несмотря на обилие удачных кейсов, отношения депутата и генерала складывались не всегда просто. Лысяков часто хвастался друзьям, что благодаря заступничеству Патапени у него значительно расширились возможности по «решению вопросов». Однако нередки были и жалобы на то, что Лысяков был вынужден терпеть некоторые неудобства и нести определённые риски. Так, Алексей Лысяков неоднократно сетовал, что Патапеня заставляет его играть с ним в карты и принуждает быть посредником в различных финансовых операциях, связанных с другими интересами Николая Кирилловича. Депутатская неприкосновенность позволяла Лысякову не слишком опасаться быть задержанным правоохранителями из конкурирующих структур. В свою очередь Лысяков обращался к Патапене не только со своими вопросами, но также с просьбами помочь друзьям. Самым заметным случаем стало возбуждение уголовных дел против кредиторов старого друга Лысякова, с которым он совместно работал в 90-е годы в МДМ-Банке – Николая Левицкого. Господин Левицкий, который некогда привел к многомиллиардным долгам крупный российский нефтесервисный холдинг «Геотек», в начале десятых годов стал владельцем новгородского производителя кваса «Дека». Однако уже через несколько лет, после того как Левицкий вывел из «Деки» сотни миллионов рублей по фальшивым контрактам, компания была признана банкротом. До сих пор идут суды, в которых прокси-компании Левицкого пытаются за десятую часть стоимости скупить долги бывшего крупнейшего производителя кваса. Благодаря тому, что Николай Патапеня вовремя подключился к этой истории, в Великом Новгороде уголовные дела оказались заведены не на приведшего к банкротству Левицкого, а на кредиторов «Деки».

Сенатор, депутат, банкрот

Несмотря на свои плодотворные взаимоотношения с Патапеней, в декабре 2020 года под процедуру банкротства попадает уже сам Лысяков.

Во многом банкротство оказалось фиктивным, а цель его была в необходимости спрятать активы от кредиторов. В июле 2020 года в Красногвардейский суд Санкт-Петербурга был подан иск к Акбару Исмоилову (руководителю службы безопасности «Инфаприма» и номиналу Лысякова) на сумму более чем 325 млн рублей, поручителем и залогодателем по которому выступило некое ООО «Поречье».

«Поречье» на самом деле являлось пустышкой, на которую была записана подмосковная недвижимость Сажинова, отошедшая Лысякову.

Для того, чтобы сохранить значительные активы «Поречья», в дело активно включился уже упоминавшийся офшор «Демарис Холдинг Корп» — тот самый, который обанкротил Валентину Скопину. «Демарис» предъявил фиктивные векселя на десятки миллионов долларов, якобы выданные ООО «Поречье», однако суд не принял столь явно фальсифицированные документы во внимание.

После этого, с целью защиты активов после исков кредиторов в Петербурге, к Алексею Лысякову была выдвинута серия судебных претензий со стороны его родственников в Москве. Сначала с Лысяковым развелась жена, которая получила «добро» на раздел совместно нажитого имущества. Чуть менее чем через месяц после первого иска уже бывшая супруга потребовала алименты на содержание несовершеннолетних детей. Затем мать Лысякова подала иск о взыскании алиментов на содержание недееспособного члена семьи. После этого «выяснилось», что предыдущая жена Лысякова давала ему крупную сумму в долг и тоже решила в срочном порядке взыскать с него 900 тыс. евро. Однако в итоге, после пары лет разбирательств, арбитражный суд встал на сторону кредиторов. И теперь все родственники Алексея Лысякова, которые успели получить часть его имущества, вынуждены с ним расстаться. Решить вопрос с кредиторами Лысяков попытался уже традиционным способом – возбудить против них в Санкт-Петербурге уголовное дело с помощью Николая Патапени. Однако в Санкт-Петербурге этот номер не прошел – питерские следователи (в отличие от новгородских) отказались возбуждать уголовное дело по столь абсурдным основаниям, какие в своих показаниях указал Лысяков.

Подарок (взятка) коттеджем

Режим полного благоприятствования и всесторонней поддержки для Алексея Лысякова со стороны Николая Патапени не был бескорыстным. Николай Константинович в благодарность получил коттедж в закрытом коттеджном поселке «Любушкин хутор», где и проживал со второй женой Галиной. Стоимость такого коттеджа сейчас по данным ЦИАН – от 230 до 560 млн рублей. Оформить подобную недвижимость Николай Константинович формально на себя не мог, поэтому пришлось пойти на определенные ухищрения.

С 2014 до 2018 года собственниками недвижимости значились связанные с Лысяковым лица – Владислав Соболев (в 2014-2015 годах), ОАО «Ленстройдеталь» (в 2015-2016 годах), а затем «номинал» Лысякова Акбар Исмоилов (в 2016-2018 годах). В 2018 году дом с земельным участком были переписаны на вновь созданную компанию АО «Аттик», а для сохранности оформлено обременение – ипотека в пользу Виталия Гербеева, того подельника Патапени, который сопровождает его еще с Камчатки и выполняет функции номинала. Формально адрес проживания у Николая Кирилловича во всех документах указан другой. Однако дьявол всегда кроется в деталях.

Так, жена Николая Патапени, Галина Владимировна, зимой 2021 года сдавала анализы в медицинской организации Гемотест. В момент регистрации она указала фактический адрес своего проживания: Московская обл, Одинцовский, Горки-2 п, Любушкин хутор тер. Также в базе лиц, оформивших пропуска Covid-19, Галина Патапеня указала адрес в Горках-2. В неофициальной базе данных «Жители 2022г.» в адресе Московская обл, Одинцовский, Горки-2 п, Любушкин хутор тер., также указана Патапеня Галина Владимировна.

В следующих материалах мы расскажем о квартире дочери Николая Кирилловича в «Доме на Мосфильмовской», свадьбе в отеле The Carlton Moscow, а также как во всей этой истории оказались замешаны (вероятно, сами того не ведая) два олигарха из топа российского списка Forbes. А также историю совместного досуга Алексея Лысякова и Николая Патапени, с какими другими просьбами бывший сенатор и депутат обращался к действующему генералу, и какие еще неформальные услуги (помимо выделения дома в Горках-2) Лысяков оказывал Патапене.

Latest Posts

Не пропусти